Основные рекомендации МВФ Украине в сфере пенсий изложены в авторской колонке главы миссии МВФ  Рон ван Родена на “Экономической правде” и сводятся к фразе “Украина должна найти способ уменьшить приток новых пенсионеров в пенсионную систему и нарастить поступления в Пенсионный фонд”. Наши должностные лица стесняются говорить так же прямо и называют это пенсионной реформой.

Будет несправедливо утверждать, что цель МВФ — борьба с украинскими пенсионерами. Его цель — это борьба с дефицитом Пенсионного фонда. Проблема существует давно, но была усугублена популистской налоговой реформой правительства Арсения Яценюка, когда  ЕСВ понизили с 38% до 22%. Для выхода бизнеса из тени. Поставленной цели не добились, но потеряли 70-80 млрд грн доходов бюджета и создали кризис Пенсионного фонда, переложив выплаты на бюджет.

Правительство Владимира Гройсмана думало, как исправить ошибку предшественников, но самым простым путем — повысить ставку ЕСВ обратно — пойти не решилось. Видимо, испугались, что  бизнес взвоет. Мол, откат реформ и т.д.

Поэтому Кабмин применил другой способ — поднял вдвое минимальную зарплату (при сохранении минимальной пенсии), чтобы сумма отчислений в Пенсионный фонд выросла. Но эта мера не привела к реальному увеличению доходов бюджета. Расходы тоже выросли. Дефицит Пенсионного фонда сократить не удалось. Поэтому встал вопрос новой пенсионной реформы.

Что касается ее конкретных мер и сроков, то этому посвящен раздел 21 (а) нового Меморандума Украины с МВФ, который обнародован на сайте Минфина.

Тут сказано, что до конца мая 2017 года Верховная Рада должна проголосовать за пенсионную реформу, которая вступит в силу с 1 января 2018 года.  Сам законопроект о пенсионной реформе обещают обнародовать через неделю-другую: как заявил 19 апреля министр социальной политики Андрей Рева, он уже на 99% согласован с МВФ.

Правда, по старой привычке — идти вперед, не дожидаясь ответа миссии, мы, как сказал министр соцполитики “работаем над законопроектом параллельно, и не ждем согласования с МВФ окончательных деталей”. А именно в деталях кроется самое интересное.

В своей колонке Рон ван Роден отметил, что “средний эффективный возраст выхода на пенсию в Украине составляет 58,5 лет для мужчин и 55,9 года для женщин, тогда как в среднем по ЕС — 63,5 года и 62,5 года соответственно”.

Рева в свою очередь в комментарии агентству «Интерфакс-Украина» заявил, что “общий пенсионный возраст — 60 лет, но если вы хотите иметь большую пенсию, то вы работаете».

О чем идет речь?

И сейчас размер пенсии зависит в том числе и от стажа.  Но это почему-то не  стимулирует  более продолжительную занятость граждан и более поздний их выхода на пенсию. Почему?    Ответ прост: подобная система будет эффективной только при условии, если работающим пенсионерам не будут платить пенсию. Только тогда им действительно будет выгодно не выходить пенсию максимально долго. Поэтому рано или поздно, в той или иной форме, но мы поставим пожилое население перед выборов: пенсия или зарплата.

Правда, возникает ряд вопросов. Например, что будет с человеком который потеряет работу в 55, 57, 60 лет? Легко ли в таком возрасте найти вакансию? За счет чего жить, если и до пенсии далеко, и работы нет? Так что рассуждения о пенсионном возрасте надо начинать с решения проблемы  трудоустройства пенсионеров. Точнее, с обеспечения рабочими местами тех, кому 50 лет и старше.

Еще один  вопрос: успеет ли заинтересованный поработать подольше украинский гражданин воспользоваться заслуженным оплаченным отдыхом в принципе? Когда представитель МВФ сетует, что украинцы очень рано выходят на пенсию, по сравнению с европейцами,  он обходит вниманием фактор средней продолжительности жизни у нас и в Европе.

Официально средняя продолжительность жизни в Украине составляет 71,4 лет, но только за счет выносливости слабого пола:  мужчины живут 66,2 года, женщины 76,1 года. В Европе для сравнения этот показатель составляет 81,5 лет: 78,1 — для мужчин и 83,6 — для женщин.

Выходя на пенсию в 65 лет, европейцы  еще успевают сполна насладится жизнью. Тогда как для выход на пенсию для нашего 65-летнего означает, что пенсию он толком и не “распробует”. Но при этом основная задача МВФ — сократить количество пенсионеров в Украине — в общем виде решается.

Напрашивается еще один  вопрос, как же в таких условиях будет получать пенсию нынешнее поколение? А нынешнее поколение получать пенсию будет условно. По образцу ряда стран, включая, например, Грузию. Суть этой системы такова: пенсия превращается в социальное пособие, которое позволяет не умереть с голоду, и при этом абсолютно одинаковое для всех. Что для посудомойки, что для депутата. Кстати, на это намекают и представители МВФ, когда говорят о многообразии льгот и пенсионных надбавок за особые заслуги, которые Украина должна убрать из пенсионной системы.

Но как в Грузии, так и у нас, чтобы народ не пугался и не погружался в уныние, ему говорят: выход есть. И этот выход в накопительной пенсионной системе. Сколько накопил — столько и добавил к базовой минимальной пенсии. Чем дольше работа — тем больше накопил.

Именно вокруг накопительной системы возник публичный конфликт между вице-премьер-министром Павлом Розенко и главой миссии МВФ в Украине Рон ван Руденом. Напомню, что Розенко в своем Facebook отреагировал на упомянутую колонку ван Рудена в «Экономической правде»  словами “человек просто не понимает, что это такое и как оно все работает… Ужасный непрофессионализм”.

На самом деле МВФ все понимает и указывает украинскому правительству, что Украина не готова к накопительной системе. А правительство, уже записавшее этот пункт в проект пенсионной реформы, защищается. Отсюда и грубый выпад Розенко в адрес представителя  МВФ  — “пропало всякое желание читать эту всю бред до конца”.

В чем же суть противоречий? В том, что накопительная система в условиях нестабильности гривны и полного отсутствия реального фондового рынка — это блеф. Скажем, сейчас предлагается всем, кому нет 35 лет (разный возраст называется, но чаще всего — именно 30-35 лет, — автор) накопить пенсионные взносы на персональных счетах.

Прикинем, что было бы, если бы нынешние пенсионеры откладывали гривну с момента ее введения в 1996 году? Стали бы они состоятельными? Нет, потому что за истекшие годы гривна обесценилась, примерно, в 15 раз. И тот, кто начал накапливать гривневые сбережения с зарплаты в 500 грн в 1996 году  (а законодательство не  позволяет пенсионной системе, в том числе и частной, накапливать в валюте, — автор), из-за колоссальной инфляции и девальвации все утратил бы.  Поэтому надо прямо сказать: из-за высокого темпа инфляции рассуждения об эффективности обязательной накопительной системы — это пиар на пустом месте.

Что же касается негосударственной накопительной системы, которая предполагает, что  деньгами будущих пенсионеров распоряжаются  управляющие активами, то  этот опыт мы уже пережили. Следы многих НПФ можно найти разве что в многотомных уголовных делах. Если даже из корпоративного пенсионного фонда НБУ украли 600 млн грн, то о чем можно говорить в принципе.

Каков же выход? Систему социального налогообложения и систему Пенсионного фонда надо не ломать в целом, а очищать от коррупционного налета и многочисленных “блох” в законодательстве. Скажем, сейчас предел взыскания ЕСВ — 40 тыс. грн. Это означается, что, если зарплата у Андрея Коболева в “Нафтогазе” превышает 2 млн грн в месяц, он все равно платит не более 40 тыс. грн. Что значительно меньше, чем 22%, которые платят те, у кого зарплата 3200 грн. Да, таких высокооплачиваемых официально лиц у нас немного. Но они есть.

Еще один способ заделать брешь Пенсионного фонда  — изменить нормы, которые позволяют представителям отдельных профессий обойти законодательно установленное ограничение пенсии в 10 тыс грн. Например, для меня было удивлением узнать, что судьи не получают пенсии — их пенсия называется  “пожизненное содержание”. Поэтому многие  судейские  пенсии гораздо выше 10 тыс грн. Доводилось слышать и о 300 тыс грн пенсии у одного высокопоставленного в прошлом судьи. До сих пор не могу в это поверить.

Еще один источник пополнения ПФ: знаете ли вы, что дипломаты у нас не платят подоходный налог? Зарплата дипломатов за границей — это не зарплата, а компенсация затрат. Понятно, что для человека, работающего в дорогом для жизни Осло 4 тыс евро — это немного. А если речь идет о дешевом Египте? Почему бы и дипломатам не поучаствовать в содержании наших пенсионеров?

P.S.  Как бы там ни было, но самые гарантированны пенсионные накопления — это скупить валюту и держать ее под подушкой. Доллар и евро тоже обесцениваются с годами, но все равно не так как гривна. Да и глобальная реформа доллара, которой уже много десятилетий пугают население планеты, намного менее вероятна, чем перманентные пенсионные реформы в Украины.