Нафтогаз vs Газпром. Чем бы не закончилось противостояние, всё равно «стричь» будут людей

Украину в 2017-ом ждёт ряд потрясений в судах, одно из которых уже случилось.

Нафтогаз vs Газпром. Чем бы не закончилось противостояние, всё равно «стричь» будут людей

Украину в 2017-ом ждёт ряд потрясений в судах, одно из которых уже случилось.

Суд в Лондоне решил рассматривать по ускоренной процедуре суверенный иск по государственным облигациям Украины, купленным в 2013-ом Россией. Представители Киева подали апелляцию, но, по всей видимости, она ничего не даст. Киеву придётся вернуть 3 миллиарда кредита и проценты, которые выделила ему Москва на очень хороших условиях ещё при правлении Януковича.

Но в Стокгольме в арбитражном суде рассматривается ещё одно дело, которое, по словам коммерческого директора Нафтогаза Юрия Витренко (сын Натальи Витренко – прим. ред.), в случае проигрыша может привести к полному банкротству государственного монополиста на нефтегазовом рынке.

Арбитражный суд Торговой палаты Стокгольма рассматривает спор между Нафтогазом и Газпромом по договору на поставку газа из Российской федерации в Украину от 2009 г. Главная составляющая претензий Газпрома к Нафтогазу приходится на штрафы за недобор газа по формуле «бери или плати». Нафтогаз требует от Газпрома изменения цены, возмещения переплат за непересмотренные цены на газ и транзитные ставки. Позиции сторон, в отличие от суверенного долга по кредиту в 3 млрд долларов, более-менее равные. Сумма иска Газпрома к Нафтогазу – 50 млрд долларов, но даже частичное удовлетворение иска Газпрома приведёт к критической ситуации в Нафтогазе.

Но эта ситуация станет критической и так если не в 2017-ом, так в 2019-ом. В 2019-ом будут запущены Северный поток-2, а также Турецкий поток. Эти газопроводы практически полностью лишат Нафтогаз транзитной прибыли, которая в последнее десятилетие и являлась основной и «чистой» прибылью монополиста. Так, как сообщают Главновости, уже в 2017-ом только от повышения транзита через газопровод OPAL, который является дополнительным продолжением Северного потока из России в Европу в обход Украины и Польши, Украина потеряет до одной пятой прибыли за прокачку газа. Отметим, что только в 2016-ом за счёт резкого роста тарифов Нафтогаз вышел на прибыль в конце года: за 9 месяцев 2016-го он получил прибыль в сумме 4,7 млрд грн от торговли газом населению по сравнению с убытком за 9 месяцев 2015 года в размере 22,8 млрд грн от той же статьи доходов. Ранее убытки от продажи по приемлемой цене газа для населения покрывались за счёт прибыли от транзита. Сейчас газ продаётся по завышенной цене, и это задел на будущее – когда страна прекратит быть транзитной. Одним словом – будут «стричь» людей…

При этом Порошенко и Ко, понимая серьёзные потери от строительства газопроводов в обход Украины, предпринимают значительные шаги по предотвращению этого строительства. Нафтогаз обращается в Еврокомиссию по вопросу увеличения транзита газа через OPAL, Порошенко летит договариваться с президентом Финляндии о давлении на Россию в первую очередь в строительстве Северного потока-2 (Финляндия предоставляет свои порты для строителей газопровода). Но повлиять на это Киев уже не в силах, так как даже решение по OPAL было принято Германией в обход всех санкций и заявлений.

Лишение Украины качества важной страны-транзитёра приведёт к повышению тарифов. Будут выдумываться новые виды оплат, такие, например, как абонплата за доставку газа к потребителю, то есть фактически то, что раньше платила Нафтогазу Россия, Нафтогаз и правительство хочет получить с простого жителя. То есть, и тут будут «стричь»…

Тарифы в Украине вообще не зависят от рыночной ситуации, а только от финансового состояния встроенных во власть олигархических групп. Фактически тарифы – это механизм государственного безвозмездного финансирования энергетических компаний основных олигархов и политических групп, в том числе сформированных вокруг Нафтогаза. Тариф — это гарантированный налог с каждой души.

Недаром даже проведение Евровидения в Киеве предлагали оплатить методом временного повышения Киевэнерго тарифов на электроэнергию. И это не шутки, несмотря на то, что Кличко поспешил отгородиться от такого предложения.

Даже т.н. субсидирование, это не помощь населению в борьбе с повышением тарифов, а оплата из госбюджета расходов крупных энергетических компаний и их прибыль. Так, долг за ЖКХ от потребителей по завышенным тарифам Порошенко-Яценюка-Гройсмана сегодня уже почти 30 млрд гривен. Если учесть, что эти долги, например, перед частным облгазами, то субсидии всего лишь оплата из государственных денег затрат частных компаний.