Турция и Индия собираются отказаться от доллара

Отказ от доллара во взаиморасчётах между двумя государства рискует стать началом оформления нескольких мировых центров влияния

Турция и Индия собираются отказаться от доллара

1-ого мая в День солидарности всех трудящихся президент Турции Реджеп Таип Эрдоган в интервью агентству Anadolu заявил, что его страна собирается перейти во взаиморасчётах с Индией в национальные валюты, отказавшись от доллара. Индия – один из крупнейших мировых рынков, региональная сверхдержава. Турция стремиться стать региональным лидером.  «Экспортные и импортные операции могут вестись в национальных валютах, что снизит негативное воздействие колебаний валютных курсов», — цитирует Эрдогана агентство Anadolu. По его словам, переход на расчеты в торговле в турецких лирах и индийских рупиях окажет позитивное влияние на экономику двух стран.

Если ещё недавно желание стран перейти на взаиморасчёт в нацвалютах выглядело пустыми идеями, то с изменением власти в США – это не такая уж заоблачная мечта.

Политика Трампа – вернуть деньги и производство назад в США, откуда они в эпоху роста глобализации были выведены американскими же компаниями. Идея условной Клинтон – продолжать глобалистскую экспансию, которая осуществляется за счёт финансовых структур типа МВФ, МБРР и др. на основе мировой валютной долларовой системы. Основа гегемонии США – в долларе, именно поэтому все банковские перерасчёты даже между независимыми государствами осуществляются в американской валюте.

Трамп желает создать сильную, но закрытую Америку, именно поэтому президент США отказывается от многочисленным трат на поддержку всякого рода оппозиции и т.н. институтов гражданского общества, в том числе и в Украине. Именно поэтому корректировка международной валютной системы в сторону ослабления доллара – на руку новой администрации.

Слабый доллар сделает более конкурентноспособной американскую продукцию, при этом значительный доход будет образовываться в результате получения процентов с обмена национальных валют между различными мировыми центрами, которых может быть больше, чем два.

При этом процесс отказа от долларовой гегемонии начался до прихода Трампа, и является следствием глобальных имзенений. Так, доллар перестал быть ходовой валютой не только в Иране, но и был потеснён в Китае, Японии, Австралии и даже Бразилии. Все названные страны несколько лет подряд заключают крупные межнациональные договоры, в которых доллар не фигурирует. К примеру, Япония и Китай перешли на торговлю за йены и юани еще в июне 2012 года.

А уже в апреле 2013 года Поднебесная стала торговать с Бразилией и Австралией в национальных валютах, Бразилия в свою очередь во взаиморасчётах с Россией также использует национальные валюты, при чём уже с 2012-ого года.

В 2015-ом году создан банк, который производит расчёты между Россией и Ираном в рублях и риалах. К расчёту в национальных валютах к Бразилии присоединяется Уругвай.

Существуют планы о переходе, сообщают Аргументы и Факты, к 2030-ому году на территории Евразийского экономического содружества к полному взаиморасчёту в национальных валютах.

И пусть пока объём контрактов вне доллара сравнительно небольшой по отношению к долларовым операциям – изменения происходят постоянно. Так, Китай сообщил о создании аналога Международного валютного фонда – китайского банка инфраструктурного развития, а это прямая угроза гегемонии США в мировой финансовой системе. И, судя по всему, Трамп заинтересован в ослаблении американского присутствия в мире, а следовательно, уменьшении трат на поддержку гегемонии. Так, 3-ого мая госсекретарь США Рекс Тиллерсон, чего не могло случиться ранее, прямо и открыто на встрече с подчинёнными заявил, что США больше не будут навязывать миру американские ценности, а это и есть отказ от глобалистской политики.