В ноябре 2013-ого войны в Украине не было. Её не было и в начале 2014-ого. В июне того года она уже кипела.

В это время УЖЕ при власти был Пётр Порошенко, Арсен Аваков, Арсений Яценюк, Александр Турчинов. Они у власти и сейчас – и война не прекращена, несмотря на 2 мирных Минских соглашения.

Объявил АТО и.о. президента Украины Александр Турчинов

И вот сегодня Арсен Аваков, министр внутренних дел и один из основателей и спонсоров т.н. добровольческого движения и его батальонов выступил на страницах издания «Украинская правда» с неожиданной публикацией о подготовке к «гибридному миру».

Аваков приводит ужасающие цифры. За три года проведения АТО, сообщает министр внутренних дел,  от самоубийств по возвращении из зоны боевых действий покончили жизнь самоубийством около 500 военнослужащих.  То есть – это один батальон и одна полная войсковая рота.

Эти люди погибли не под обстрелами или в перестрелке. Они пришли домой, встретили своих родных… А потом свели счёты с жизнью.

Более 500 раз семьи в разных уголках страны сталкивались с величайшим горем – глава или важный член сам себя убивал.

Это происходило от т.н. постравматического синдрома или, как пишет автор статьи поствоенный ветеранский синдром. Он, по мнению автора, станет причиной ещё тысяч и тысяч смертей даже после окончания войны.

Для сравнения Арсен Борисович приводит последствия Вьетнамской войны. В течение десяти лет после окончания Вьетнамской войны 62 тысячи бывших американских солдат покончили жизнь самоубийством (в мирное время), а к 1988 году эта цифра превысила 100 тысяч, то есть практически равно половине суммарной численности ВСЕХ потерь во время боевых действий во Вьетнаме, включая небоевые и ранения. Всего же за время войны во Вьетнаме, которая погибло около 50 тысяч военнослужащих США, то есть половина от последовавших в течение 20 лет самоубийств. При этом общий бюджет программ реабилитации людей, пострадавших от “вьетнамского синдрома” составляет в США $ 4 млрд.

Не стоит говорить, что в Украине на реабилитацию военных тратится в тысячи раз меньше средств. И если учесть, что на середину июня 2017-ого в стране  имеют статус участников боевых действий 280,5 тысяч человек, и тот факт, что, согласно общепризнанному международному стандарту по военным конфликтам, 90-95% участников боевых действий впоследствии имеют медицинские (связанные с нервной системой) и социальные проблемы, а у трети диагностируется посттравматический синдром, количество самоубийств военных будет расти, не  спадая год даже после установления мира. В семьях участников АТО в 8 раз чаще случается насилие, чем в других.

Аваков называет это стратегической проблемой Украины на ближайшие десятилетия. Напомним, боевые потери украинской армии в 2016 году составили 211 военных, небоевые – 256, из которых самоубийств – 68 прямо в зоне АТО. И если верить словам министра МВД, судьба ветеранов АТО будет крайне мрачной: если они выживут на боле боя, то в ближайшие 10-20 лет даже после установления миру уйдут из жизни если не прямо, то опосредованно: от употребления алкоголя, наркотиков, разрушения семей и асоциального поведения, вызванного поствоенным синдромом. В зоне риска как минимум 80-100 тысяч человек – ветеранов АТО.

Как решить эту проблему, Аваков не знает, ограничиваясь пустыми заявлениями типа “государством должно”, “общество обязано”.

Напомним, объявлял АТО нынешний глава СНБО Александр Турчинов, обещал закончить АТО за “считанные недели” ещё в 2014-ом нынешний президент Пётр Порошенко.