Елена Лукаш: Если бы я снова стала Министром юстиции… Интервью

Елена Лукаш рассказала о деккомунизации, травли украинцев, нужности переименований и законопроектах "майдановской" власти

Елена Лукаш: Если бы я снова стала Министром юстиции… Интервью

Если бы вы сейчас снова стали Министром юстиции, какой закон вы бы предложили в первую очередь?

Думаю, самым необходимым сегодня актом является новая редакция Конституции.

Мы больше не сможем жить по существующим и не действующим сегодня правилам. Майдан, война, разруха, ненависть, царьки сделали это невозможным. Украина больше не будет такой как была прежде.

Сколько еще должно пролиться крови и пройти страданий для того, чтобы осознать одну простую вещь, — нам нужны новые правила  нашего нового общежития, новый общественный договор. Правила,по которым каждый регион будет равным среди равных, сильным, самостоятельным и ответственным. Где за разность будут ценить и уважать, а не убивать как сегодня!

Следующее, что бы я сделала, — законопроект об утрате силы, отменепочти всех законов, принятых за три с половиной года! Этот не законы, а справочки о невменяемости, хлам, мусор и разрушение. Они должны быть ликвидированы.

И конечно нам нужны законы, позволяющие максимально быстро реинтегрировать Донбасс и вернуться к мирной жизни.

Также меня с профессиональной точки зрения очень интересуют такие масштабные процессы как всеукраинский референдум и импичмент. Хотелось бы поучаствовать.

Сейчас на повестке дня в ВР самые важные вопросы — это декоммунизация — переименование улиц, городов, украинизация и пр. неужели это действительно самые актуальные вопросы для нашей страны?

Социология говорит о том, что самым важным и самым болезненным для украинцев сегодня является вопрос войны на Донбассе. А дальше их беспокоят цены, тарифы, инфляция, безработица, огромный уровень преступности.

Поэтому вопросы о переименованиях,  церкви, праздниках, о нашей не совсем правильной, по мнению министра генетики, они вбрасываются в информационное пространство с двумя целями — поссорить нас, разжечь ненависть (мы же здорово научились ненавидеть за последние три года, здорово!) и отвлечь внимание, сменить повестку, потому, что пока мы спорим чья церковь лучше, в это время чья-то потная рука шарит по народным карманам!

Но нужно сказать, что не осталось ни одной сферы личной жизни: образование наука, религия, история, все что угодно, где власть не попыталась бы разжечь межэтнический, межнациональный, религиозный и иные виды конфликтов. У власти здорово получается уничтожать.

Декоммунизациясегодня — основание для преследования инакомыслия.  Несогласные сразу объявляются «сепарами», «рукой Кремля», «ненавидящими Украину», «совками», «предателями».

Насколько запрет соцсетей, сайтов, организаций нарушает международное право и права человека? И могут ли быть от международных правозащитных организаций какие-либо последствия от этих действий власти?

Свобода искать, получать и распространять информацию является одним из важнейших политических и личных прав человека.

Запреты соцсетей нарушают эти права. Эти запреты -попытка контролировать информационное пространство.Это еще один пример той легкости, с которой президент неправомерно пытается контролировать публичное обсуждение в Украине.

Сейчас, по мнению «Репортеров без границ»  -худшийпериодсвободы слова вистории Украины смоментаобретениянезависимостив 1991 году. Украина резко теряет позиции, и уже затесалась где-то между Алжиром и Гондурасом.

Еще до запрета соцсетейFreedomHouseзавлялапоказала, что за три года после Майдана Украина в рейтинге свободы в Интернете сползла на 10 пунктов.

Режимом загнано практически любое средство массовой информации, для лояльности, сервильности, угодливости и «чего изволите».

Социальные сети так зачистить не удается. Они позволяют людям критиковать, высказывать свое мнение и распространять информацию. Именно поэтому, а не в связи с какой-то мнимой угрозой национальной безопасности блокируются соцсети.

Нужно сказать блокировали да не выблокировали. Люди пользуются соцсетями, пользуются почтовыми сервисами, пользуются программами, и граждане пошли в суд. Я думаю, что у тех, кто сегодня пошел в Высший административный суд, в дальнейшем, будут большие перспективы.

Свобода выражения мнения применима ко всем видам коммуникаций, в том числе к Интернету.Ограничения этого права приемлемы только в том случае, если они соответствуют международным нормам и стандартам.  Любое ограничение должно взвешиваться на предмет соответствия общественным интересам.
ЕСПЧ считает, что государственное вмешательство должно соответствовать «острой социальной необходимости». Государственные ограничениядолжны быть пропорциональны достигаемой легитимной цели, а их необходимость в отношении  контентадолжна быть убедительно обоснована государством.

Страх перед критикой – не обоснование.

Думаю, что ЕСПЧ станет на сторону обратившихся, а Украина, из-за недальновидных, противозаконных и абсурдных действий режима, в очередной раз проиграет.

Ходят слухи, что хотят ввести штрафы за использование запрещенных соцсетей. Если это введут, как это оспаривать?

На сегодня нет никакой ответственности за использование запрещенных соцсетей не существуют. Возможно попытки ввести такую ответственность и будут …Сегодняшний парламент невменяем.  Когда будет принят закон, мы его обязательно обсудим.

Есть ли в Украине вообще какие-либо террористические организации? Существует ли решение суда о признании кого-то террористами?

В ООН из 30 тысяч действующих террористов в более чем 100 странах мира не упоминаются ЛНР и ДНР.
В действующем законодательстве Украины процедура признания организации террористической не прописана. Также отсутствует закон о признании террористическими организациями ЛНР и ДНР.

Попытки принять такой закон были не единожды. Но не получилось. Потому что с территориями продолжаются хозяйственные, финансовые, транспортные и другие контакты, в частности ведутся переговоры по Минским соглашениям.

Теперь к Минским. В пункте 6 соглашений сказано «Обеспечить освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех».»

Итак, подписав в таком виде минские соглашения, украинская власть признала, что у нас есть заложники и незаконно удерживаемые лица. Власть захватывает и удерживает заложников вопреки базовым международным документам и национальному законодательству.

Поэтому террористы у нас конечно есть. Это власть.Четвертый год идет необъявленная война против народа. На Донбассе «градами» и «ураганами» убивают быстро. А в «мирной» Украине убивают медленно, лишая возможности жить своими адскими «реформами». Убивают, омерзительно вопя с экранов о «враге» и о том, что «нужно терпеть». Но тоже убивают.

Когда по вашему мнению будет выполнен пункт Минских соглашений, а именно амнистия тех людей, которые не держали в руках оружие?

Этот парламент такой закон не примет. Война для них — способ удержаться во власти. А амнистия – один из элементов окончания войны.

Сегодня люди без всякого основания захватываются и удерживаются в секретных тюрьмах СБУ, о которых много раз писали и ООН и правозащитные организации мира. Это делается для формирования так называемого обменного фонда. Без суда и следствия, без установления вины, людей похищают, удерживают, подвергают пыткам, для того, чтобы сформировать обменный фонд и предложить обменять на украинских воинов. Абсолютно противозаконная деятельность. Она нашла свое официальное признание в проекте закона, поданного Кабмином в Парламент, где они тюрьмы СБУ пытаются легализовать. Не стесняясь описывают это в пояснительной записке к проекту: просим принять вас этот закон, потому что фактически эти тюрьмы уже действуют, а правового основания для их деятельности нет. Вот такая себе явка с повинной. Ни стыда ни совести.

Когда прекратится эта террористическая деятельность власти в отношении своих граждан, мне не известно. Одно я хочу сказать точно — на сегодня война объявлена каждому украинцу. Поэтому сегодня весь украинский народ — это заложники!

В прошлом созыве ВРУ принимала изменения по демократизации Уголовного кодекса. Какие нормы игнорирует теперешняя власть и на основании чего?

Злочинный бархатный режим плюшевого диктатора действительно гуманизировал, то есть смягчал ответственность многих норм уголовного кодекса и делал это абсолютно правильно. Например, были гуманизированы нормы, связанные с экономическими преступлениями — вы не заплатили налоги, взяли то что плохо лежало — будьте любезны, оплатите сторицей это государству, понесите имущественную ответственность, получите судимость, и больше не нарушайте закон.

Сегодня можно говорить о том, что все гайки закручены.В новых законах, принятых за последние 3, 5 года предусматривается значительное усиление полицейских функций, принудительных мероприятий, сужение прав и свобод граждан.

Хотя в основном в нашем военно-полицейском государстве используют несколько статей уголовного кодекса, под которой мундиры «подтянут»любую сферу вашей жизнедеятельности. Критикуешь? Не согласен? Мнение свое есть? Отказываешься? Денег не даешь? Это — измена родине, покушение на государственный строй, терроризм, финансирование терроризма. Это очень удобно. Статьи тяжкие и не подпадают под поручительство или залог. Это всегда тюрьма.Человек, который позволил себе, как Руслан Коцаба, высказать свое мнение, критиковать, немедленно получает тяжкие обвинения, садится в тюрьму, а напомню Руслан Коцаба более 500 дней там провел, и уже не мешает власти. Удобно? — Удобно!

Есть еще вариант. Я называю его «заложник». Хватают человека, его родных, юристов, бухгалтеров, соседей, добиваются путем запугивания судей, баснословных миллионных залогов и… предлагают пойти на сделку со следствием. Нет состава преступления. Нет доказательств. Иногда даже нет событияпреступления. Но выбор невелик. Или месяцы и годы в тюрьме, боль и страх за близких, или оговор и самооговор. Многие соглашаются.

Вот вам и Европа. Средневековая.

К чему может привести правовой нигилизм органы государственной власти?

Украинский народ про это говорит так: у нас есть две возможности — выборы или вилы. Поэтому то, что происходит сейчас, может разрешится только двумя путями — выборами, и я надеюсь, что они вскоре произойдут.Или вилами.

Как с правовой точки зрения нужно бороться с такими проявлениями нарушения прав человека как сайт «Миротворец», к примеру, на котором выложены тысячи конфиденциальных данных людей и содержаться призывы к расправе над инакомыслящими.

Сайт «Миротворец» — это не только грубейшее нарушение прав человека. Сайт «Миротворец» — это не только украинский позор, на который отреагировали, наверное, все правозащитники. Сайт «Миротворец» — это государственная политика по запугиванию, травле, террору. Поэтому для того, чтобы победить такое явление как сайт «Миротворец» нужно сменить существующую власть законным путем. И тогда исчезнут все ее такие уродливые формы издевательств как сайт «Миротворец». А все причастные к его деятельности понесут заслуженное наказание. Тем более уголовное дело по факту деятельности сайта существует.

Вы лично подверглись преследованиям со стороны власти. Как на сегодняшний день обстоят ваши дела. Ответили ли перед законом те, кто организовал на вас травлю.

Жалоб нет. Хотя моя история далеко не закончена.  После переворота я и моя семья остались на родине, и нам пришлось пережить немало. Я люблю Родину и не собираюсь ее покидать.Досталось из-за меня друзьям, коллегам, соратникам и даже незнакомым людям. Из всех членов моей семьи пока не пострадали только мои маленькие дочки.

В мае я отметила трехлетие своего «подозрения». У меня 14 назначенных следствием «соучастников», с одиннадцатью из которых я не знакома. В связи с тем, что дело тухлое и гиблое, следствие остановлено самой генеральной прокуратурой для получения международной правовой помощи в Канаде. Объяснить почему в Канаде не смогу. Чистый бред.

Без иллюзий ожидаю суда, тщательно к нему готовлюсь и готова к любому повороту событий. Не зарекаюсь ни от чего. Защиту свою строю как на Украине, так и в Европе.

Что Вы думаете по поводу переименования проспекта Генерала Ватутина в проспект Романа Шухевича?

69 депутатов Киевсовета принявших это решение — ублюдки. Имя Ватутина свято для Киева.За ум и талант полководца называли «Генералом Победы», а враги уважительно прозвали «Гроссмейстер».Он, возглавляя 1-ый Украинский фронт, освободил столицу от фашистской нечисти. Умер из-за ранения, которое получил от фашистских прихвостней – боевиков УПА.С почестями и бесконечной благодарностью его похоронили в Мариинском парке. Назвать Проспект Генерала Ватутина проспектом Гауптамана Шухевича, одного из организаторов массовых убийств поляков и евреев– мерзость. Это решение будет отменено.

Если рассмотреть все законы которые принимает Верховная Рада «майдановского» созыва, сколько процентов по Вашему принято законов в интересах Украины, а сколько по Вашему вредные и бесполезные? 

Сложно сказать в процентах…Знакомясь с принимаемыми законами, указами, постановлениями, ловлю себя на мысли, что это не нормативно-правовые акты, а диагнозы психических расстройств.

Я думаю с учетом рейтинга поддержки и доверия граждан к Верховной Раде, который колеблется в границах статистической ошибки, и, скорее всего перешел в отрицательное значение, то такое же качество их работы. Ноль позитива. Паразиты. Их ничтожную и разрушительную работу чувствует каждый украинец на собственной шкуре. Действуют назло всем. И верящим в них и презирающим их. Им всё равно. Нулевой рейтинг, мусор, бедность, война, ненависть народная… Им действительно всё равно.
Мы — заложники нездоровых людей.

Это не парламент. Это -беда.

Власть разваливается под грузом своей некомпетентности и непомерной жадности. Жалкое зрелище, хотя и яркое. Было бы любо-дорого наблюдать, но досадно, что мы вынуждены все ощущать на себе. Это портит красоту процесса и мешает насладиться моментом сполна.

Но я надеюсь, что изменившиеся геополитические условия, смогут повлиять на ситуацию.   Я верю в смену власти. Я верю в скорый мир. Я верю в новую Конституцию, предоставляющую каждому региону, равному среди равных, автономные экономические, культурные, управленческие права. Я верю в нейтральную, мирную, разную исторически, культурно, ментально Украину, искренне ценящую эту разность, а не убивающую за нее. Я надеюсь. Без надежды, но надеюсь.