Владимир Воля: Украина поддержала удар по сирийской авиабазе, который не согласован с международным правом

напряжение, которое висит в воздухе, производит впечатление, что страны уже на грани войны.

Владимир Воля: Украина поддержала удар по сирийской авиабазе, который не согласован с международным правом

Ракетный удар по сирийской авиабазе Шайрат в провинции Хомс, без сомнения, является вызовом США всему миру: американская сторона продемонстрировала, что даже международное право для нее — не указ. А тот факт, что в том месте находились российские военные, делает «картинку» еще более мрачной… сразу же после атаки президент США Дональд Трамп заявил, что удар по военной базе отражает «интересы национальной безопасности». О политических и геополитических последствиях «Главновости» побеседовали с экспертом-международником Украинского центра анализа и менеджмента политики, Владимиром Волей.

Начнем с вопроса, какими будут политические последствия этой атаки непосредственно для президента США, Дональда Трампа?

— Американский удар по базе правительственных войск в Сирии — это скорее продолжение внутриполитической борьбы в Соединенных Штатах, и последствия всего того, что говорил Трамп во время избирательной кампании, когда он еще был кандидатом в президенты. А говорил он, что Барак Обама как президент, и Хиллари Клинтон как госсекретарь, а затем и как советник Обамы, проявили слабую политику США на Ближнем Востоке. И в частности, что касается войны с ИГИЛ, борьбы с Асадом, и в том числе, им были обозначены ситуации с использованием химического оружия в Сирии. Самыми громкими были события 2013 года в Восточной Гуте в пригороде Дамаска , и тогда даже поговаривали о том, что Соединенные Штаты могут начать военную интервенцию в Сирию.  Вопрос рассматривался серьезно, и здесь, по аналогии с Ираком, в случае обнаружения химического и другого оружия массового поражения, взять его под контроль и отправить на уничтожение. Но этого не произошло, а после переговоров Бараку Обаме ничего не оставалось, кроме как добиться уничтожения сирийского арсенала химического оружия политическим путем. Дональд Трамп оказался фактически в той же ситуации, что и Барак Обама, которого он критиковал за слабость. Но он не продолжает его политику, а действует в контексте внутриполитических процессов; что же касается Сирии, тот удар, который был нанесен, был неизбежен. Трамп должен был это сделать, так или иначе.

— Каковы дивиденды?

— Трампу был брошен вызов Маккейном, которого демократы много раз использовали против президента США, так как Маккейн известен, как один из самых ярых «ястребов». В итоге Трамп, приняв решение нанести удар, сделал то, чего не сделал за два президентских срока Барак Обама. Фактически Трамп показал, что готов действовать в соответствии с принципами, которые декларирует, что он готов на непопулярные жесткие действия, чтобы показать силу США… думаю, что главные политические дивиденды состоят в следующем: Джон Маккейн, как главный оппонент, уже не выглядит, как «ястреб». Личностный итог: Маккейну и «ястребам» показали: «вы говорите, а я действую». Второй итог, что демократическая партия, которой удалось активизировать критику против Трампа, в конечном счете, была посрамлена. Третий момент, более важный — то обстоятельство, что в феврале-марте после вступления в должность госсекретаря Рекса Тиллерсона команде Трампа удалось отобрать всю стратегическую инициативу у демократической партии, и ее союзников среди республиканцев; тех же ястребов во главе с Маккейном.  Фактически все это время демократы только оборонялись, у них не было повода и инициативы, чтобы можно было ударить Трампа и заставить его обороняться. История с химической атакой предоставила демократам повод для того, чтобы произвести контрудар по Тиллерсону и по той стратегии, которую ведет президент США и госсекретарь страны. Но им этого не позволили. Ракетный удар по сирийской базе спас все внутриполитические победы, которые были достигнуты Трампом и Тиллерсоном в феврале, марте и начале апреля. Если бы они не ответили каким-либо ударом по сирийской правительственной армии, то фактически внутриполитический баланс сложился бы в пользу демократов.

И теперь мир на пороге войны?

— Из-за американского удара по сирийской военной базе произошел переход геополитической ситуации в целом на новый этап. Но говорить о том, что это катастрофа — не следует: нет смысла.

Какими будут внешнеполитические бонусы для США?

— Внешнеполитические бонусы — не главные. Их можно сформулировать следующим образом: НАТОвским союзникам Дональд Трамп продемонстрировал, что он готов на любые действия, не считаясь ни с кем и ни с чем; то есть, готов осуществлять то, что он считает нужным, как легитимный президент Соединенных Штатов. Он продемонстрировал американским избирателям и союзникам в мире, по крайней мере, создал видимость того, что Америка вернула себе жесткую лидерскую роль. Или находится на пути к этому. Естественно, получилось так, что повысилась ставка Дональда Трампа в канун переговоров с Си Цзиньпином, а еще более — в канун предстоящего визита Тиллерсона в Россию. В данном случае, в контексте переговоров с лидером Китая есть тоже свой бонус: продемонстрировать, как США могут действовать в Северной Корее, если Китай не захочет помогать. Хотя конечно, главный адресат — Российская Федерация. США могут попытаться отобрать у России монополию на общение с Асадом, и поэтому нельзя исключать встречу Тиллерсона с Башаром Асадом как в России, во время его визита, гласно или негласно, так и на территории самой Сирии. После удара по сирийской военной базе вероятность такой встречи становится сомнительной, но все-таки исключать такого варианта нельзя. В данном случае можно говорить лишь о том, что американскую внешнюю политику, как впрочем, и внутреннюю, делает Тиллерсон, который не «заморачивается» на политических стереотипах.

Как этот удар может повлиять на политические процессы в Сирии?

— Никки Хейли сообщила, что США не будут делать своим приоритетом свержение Асада. Я думаю, что эта тема может быть дезавуирована, но может и оставаться в силе. Де факто, скорее всего, США будут вынуждены считаться с позицией Сирии, и чтобы не заострять еще больше отношения с Китаем и Россией, будут молчаливо соглашаться с тем, чтобы до проведения первых выборов, до послевоенного политического урегулирования, не тормошить слишком тему отставки Асада. Я думаю, пока рано говорить о том, как именно повлияет этот удар на политический процесс в послевоенном будущем Сирии. Которое, возможно, тоже отдалилось.

Несколько слов о последствиях в отношениях США и Российской Федерации…

— Что касается отношений с Россией, то тут пошло явное обострение. С другой стороны, в России понимают, что это «своя игра» команды Трампа, поэтому пока довольно сдержанно за всем этим наблюдают… и я думаю, что визит Тиллерсона в РФ, если его не перенесут, заложит основы для будущего паритета, который будет установлен летом. Говорить о том, что РФ и США рассорятся до уровня напряженности, как во времена Карибского кризиса нельзя. Хотя уже напряжение, которое висит в воздухе, производит впечатление, что страны уже на грани войны.

А что вы можете сказать в отношении политики Турции?

— Реджеп Эрдоган заигрывал с Путиным, теперь решил позаигрывать с Трампом своими верноподданическими заявлениями, готовностью помочь в свержении Асада, и.т.д, и.т.п. Позиция Эрдогана объяснима: в свое время он прагматично примирился с Путиным, и благодаря этому получил какие-то политические шаги со стороны РФ, теперь же президент Турции стал четвертым явным участником внутрисирийского процесса; он контролирует север сирийских территорий. США и их союзники по НАТО контролируют восток, Асад и Россия — запад, и четвертая сторона, это Иран, который вместе с Асадом. Турция рассчитывает получить согласие на выдачу Гюлена, которого подозревают в организации госпереворота, плюс рассчитывает, что будет сохранено влияние в сирийском политическом процессе; к тому же, по-видимому, рассчитывают на то, что США перестанут поддерживать курдов в восточной части Сирии после того, как завершится разгром ИГИЛ. И четвертый дивиденд, на который может рассчитывать Эрдоган, это попытка нивелировать тот негативный эффект, который бал на западе, а именно в Европе и США, референдум по расширению полномочий (президента Турции – прим. ред). Эрдоган надеется получить хотя бы часть выгод по этим четырем направлениям. Получит ли? Сомневаюсь. Трамп будет поддерживать курдов, и не станет учитывать пожелания Эрдогана. Как минимум, сейчас будет битва за доброе отношение к себе со стороны курдов восточной части Сирии, то есть там, где турецкие войска еще не заходили, и которые контролируются США. Собственно говоря, курды с той территории ведут наступление на Ракку. Так что сейчас курдская карта выдвигается на передний план, и за нее будут бороться, так как курды являются реальной военной силой, фактически там курдская автономия на Востоке, и за счет этого их вес постепенно начинает возрастать.

Ваша оценка заявлений украинской стороны

Украина должна отыгрывать свой политический интерес… было серьезной ошибкой голосовать в декабре за антиизраильскую резолюцию. Вторая ошибка — поддержка удара по сирийской военной базе. На самом деле, этот удар осуществлен без санкции Совета безопасности ООН, без санкции Генеральной Ассамблеи ООН. С точки зрения международного права он несанкционирован. И получается, что вслед за Германией (хотя там не все так однозначно), а также Великобританией, Украина поддержала удар, который не стыкуется с международным правом.