В кране Крыма нет воды — значит это Украина

На Северо-Крымском канале возвели дамбу, которая перекрыла поступление воды на полуостров...

В кране Крыма нет воды — значит это Украина

Сейчас время безумных экспериментов (читай, постмодернизма): в Украине проходит декоммунизация, активно готовится почва для дерусификации, и одновременно с этим не появляется даже хотя бы посредственного, но самостоятельного «национального проекта». И если от символов прошлого времени в виде памятников Украина отказывается решительно, то от более дорогих подарков Ленина, Сталина, Хрущева и русских царей ей отвернуться очень и очень непросто. Имеются в виду территории. Еще бы, если проявить последовательность, и отказаться от них, останется весьма скромный клочок земли в границах 1654 года. Зато до «гнёта». И здесь наступает когнитивный диссонанс.

Отказаться не получается, остается пакостить. Например, как в случае с крымской дамбой. Водомор по-украински выглядит следующим образом: потратить 35 миллионов гривен на то, чтобы прекратить подачу днепровской воды к хрущевскому подарку — Крыму. И хотя местное население уже не настолько зависит от пресной воды, которая используется больше для сельскохозяйственных нужд полуострова, в частности для полива, эта пакость вполне даже ощутима: чтобы обойти блокаду и дать воду в достаточном количестве, РФ придется тратить средства. А в Украине в который раз порадуются: «Насолили!» Да еще и заслонку поставили, на случай возвращения. Неужели такое отношение должно заставить крымчан резко полюбить украинскую власть?.. но логика здесь, похоже, отсутствует.

Украинские власти решили прочно занять место в народной поговорке «если в кране нет воды…» Например, министр энергетики Украины Игорь Насалик всерьез мечтает об отключении водоснабжения части Луганской области, о чем он недавно прямо заявил.

Все, что наблюдаем сейчас, можно лишь обозначить словом «геноцид». Который происходит не только в отношении крымчан или жителей Донбасса. Врагами давно стало все население страны, вне зависимости от взглядов, вероисповедания, гендерных различий или социального статуса, о чем наглядно свидетельствуют сегодняшние реалии.