Шуйская-Смоленская икона “Одигитрия” – поясное изображение Божией Матери с Младенцем Христом на руках. Спаситель сидит справа на левой руке Богоматери.

Иконографической особенностью Шуйской иконы, отличающей ее от других икон Одигитрии, является характерное положение ручек и ножек Богомладенца: ступня правой ножки стоит на колени левой, пяточку Он поддерживает левой рукой. В правой руке Христа – свернутый свиток. Правой рукой Богоматерь поддерживает левую ножку Младенца.

Ис­то­рия по­яв­ле­ния чу­до­твор­но­го об­ра­за Бо­го­ма­те­ри Шуй­ской Смо­лен­ской свя­за­на с эпи­де­ми­ей чу­мы, по­ра­зив­шей го­род Шую в 1654 го­ду.

Ска­за­ние об иконе со­об­ща­ет, что при­хо­жане церк­ви Вос­кре­се­ния пред­ло­жи­ли на­пи­сать но­вый об­раз Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии Смо­лен­ской «во из­бав­ле­ние от по­стиг­ших их бед и несча­стий». На­пи­са­ние но­вой ико­ны бы­ло по­ру­че­но ико­но­пис­цу Ге­ра­си­му Ти­хо­но­ви­чу Икон­ни­ко­ву в 1655 го­ду.

Ико­ну раз­ме­ром 110,7 х 88,7 см по­ме­сти­ли в мест­ном ря­ду сле­ва от цар­ских врат ико­но­ста­са Вос­кре­сен­ско­го со­бо­ра в го­ро­де Шуе. Вско­ре бо­лезнь пре­кра­ти­лась, а от ико­ны про­дол­жа­ли со­вер­шать­ся чу­до­тво­ре­ния.

Необыч­ность ико­но­гра­фии Ска­за­ние объ­яс­ня­ло пер­вым чу­дом, про­ис­шед­шим от ико­ны: несколь­ко раз, ко­гда ико­но­пи­сец пы­тал­ся сде­лать изо­бра­же­ние Бо­го­ма­те­ри Смо­лен­ской со­глас­но ико­но­пис­но­му под­лин­ни­ку, чу­дес­ным об­ра­зом из­ме­ня­лось по­ло­же­ние рук и ног мла­ден­ца Хри­ста.

Не осме­ли­ва­ясь бо­лее ис­прав­лять уви­ден­ное, он счёл это чу­дом и яв­ным про­яв­ле­ни­ем Про­мыс­ла Бо­жия, и со­об­щил о слу­чив­шем­ся на­чаль­ству и го­ро­жа­нам. На­род был по­ра­жён и ис­пу­ган та­ким чу­дом, и с бла­го­го­ве­ни­ем про­слав­лял Бо­га.

Ико­но­пи­сец до­пи­сал ико­ну та­кой, как она са­ма на­чер­та­лась. По ука­зу ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча от 21 июля 1667 го­да и бла­го­сло­ве­нию пат­ри­ар­ха Иоаса­фа, в Шую бы­ла на­прав­ле­на ко­мис­сия с це­лью уста­нов­ле­ния под­лин­но­сти чу­дес.

Ис­ти­на чу­дес бы­ла под­твер­жде­на и опи­са­на, а ико­на по­лу­чи­ла на­зва­ние „Смо­лен­ская-Шуй­ская Бо­го­ма­терь“. С это­го вре­ме­ни ико­на офи­ци­аль­но по­чи­та­ет­ся чу­до­твор­ной.

В 1922 го­ду в Шуе чу­до­твор­ная Шуй­ская ико­на Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы бы­ла изъ­ята из хра­ма, и с тех пор ее ме­сто­на­хож­де­ние не из­вест­но.

Осо­бая ико­но­гра­фия чу­до­твор­но­го об­ра­за вос­хо­дит к бо­лее ран­не­му про­то­гра­фу, осо­бен­но рас­про­стра­нен­но­му в рус­ской ико­но­пи­си в XVI ве­ке.

Од­ним из ран­них при­ме­ров яв­ля­ет­ся ико­на «Бо­го­ма­те­ри Оди­гит­рии Шуй­ской» тре­тьей чет­вер­ти XVI ве­ка из со­бо­ра Спас­ско­го мо­на­сты­ря в Му­ро­ме (со­бра­ние Му­ром­ско­го ис­то­ри­ко-ху­до­же­ствен­но­го му­зея).

Празд­но­ва­ние иконе со­вер­ша­ет­ся три­жды: 10 ав­гу­ста (28 июля по ста­ро­му сти­лю) – вме­сте с дру­ги­ми ико­на­ми «Оди­гит­рия», 15 но­яб­ря (2 но­яб­ря по ста­ро­му сти­лю) – в па­мять на­пи­са­ния ико­ны и на­ча­ла пре­кра­ще­ния эпи­де­мии чу­мы, во втор­ник Свет­лой сед­ми­цы – в па­мять пер­во­го за­фик­си­ро­ван­но­го чу­да, про­ис­шед­ше­го от ико­ны.