Святые князья и страстотерпцы Борис и Глеб родились за несколько лет до того, как их отец, великий князь Владимир, принял крещение и крестил Русь.

Однако, несмотря на язычество своего отца, братья были воспитаны в христианской вере. Старший из братьев, Борис, получил прекрасное образование и очень любил читать книги. В то время художественной литературы, в нашем понимании этого слова, не было. Поэтому Борис зачитывался Библией, историями о святых, и трудами древних отцов Церкви.

Под влиянием такой литературы Борис очень скоро захотел стать если не монахом, то по крайней мере, подражать подвигам тех святых, о которых он читал.

Его брат, Глеб, тоже с самых ранних лет имел желание посвятить свою жизнь служению Богу и Церкви. Правда, у их отца, князя Владимира, были другие планы.

Так, еще при жизни Владимира Борис был определен на княжеский престол в Ростов Великий. Правил он мудро, проявлял кротость и милосердие. Вместе с этим, Борис стал известен и как прекрасный воин.

Поэтому, не случайно, что именно его князь Владимир отправил с довольно внушительной армией воевать с печенегами. Вскоре после того, как Борис отбыл на войну, Владимир умер.

В то время в Киеве находился еще один сын равноапостолього князя Владимира, Святополк. Он решил воспользоваться отсутствием своего брата, который был законным наследником престола, и объявил себя великим князем.

Дело в том, Святополк был старше, Бориса. Но, Бориса, еще при жизни, избрал на Киевский престол сам Владимир.

Когда войско узнало, что Святополк захватил власть, оно предложило Борису силой выбить узурпатора из Киева и самому сесть на престол отца. Но, Борис произнес знаменательные слова: «Не подниму руки на брата своего, да еще на старшего меня, которого мне следует считать за отца!».

Святополк, сам будучи испорчен сатанинской злобой, решил, что Борис пытается просто протянуть время и поэтому, зная о том, что Бориса поддерживает как народ, так и войско, подослал к нему убийц.

Самое интересное, что Борис знал о том, что задумал его старший брат. Однако, он не стал прятаться и убегать, а наоборот, вышел навстречу убийцам и подобно христианам первых веков принял мученическую смерть от руки брата.

Предание сохранило нам слова, которые святой произнес обращаясь к убийцам: «Подходите, братия, кончите службу свою, и да будет мир брату Святополку и вам». После этих слов один из них пронзил Бориса копьем.

Мертвое тело убитого князя отвезли в Вышгород и положили в храме во имя святого Василия Великого.

Точно так же, подло и расчетливо, был убит и меньший брат Бориса Глеб. Святополк вызвал его из Мурома, и когда Глеб находился в устье реки Смядыни, недалеко от Смоленска, его убили посланники Святополка.

Сегодня их подвиг особенно актуален. Они стали примером любви и незлобия. Они показали, что христианин не знает, что такое месть, потому что он знает, что такое прощение.

Нестор Летописец, описывая их подвиг, говорит:  «Видите ли, братия, — замечает преподобный Нестор Летописец, — как высока покорность старшему брату? Если бы они противились, то едва ли бы сподобились такого дара от Бога. Много ныне юных князей, которые не покоряются старшим и за сопротивление им бывают убиваемы. Но они не уподобляются благодати, какой удостоились сии святые».

«Мне отмщение и аз воздам» (Рим. 12, 19) – сказал Господь и армия Святополка, которого народ назвал Окаянным, была разбита на том месте, где убили святого Бориса. Святополк бежал в Польшу и там умер.

С тех пор, как говорит летописец, “затихла на Руси крамола”. Смерть благоверных братьев стала причиной, по которой примирились все остальные русские князья и очень долго в Киевской Руси царил мир и благополучие. До тех пор, пока снова не начались междоусобицы.

Почитание святых Бориса и Глеба практически сразу после их смерти. Так, богослужение князьям и страстотерпцам Роману и Давиду (с такими имена братья были крещены) была составлена митрополитом Киевским Иоанном I (1008-1035).

Они стали первыми святыми, которых одновременно прославила как Русская, так и Константинопольская Церковь.