Мы продолжаем писать о тех, кого уничтожила безбожная власть.

24 сен­тяб­ря/7 ок­тяб­ря 1887 го­да, то есть, непосредственно, перед празднованием дня памяти пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, в семье диа­ко­на Алек­сандра Стрель­ни­ко­ва, которая проживала в Вятской губернии, родился сын. Естественно, что назвали его в честь Сергия Радонежского.

Жизнь этого мальчика складывалась довольно традиционно для выходцев из семей священников. Церковно-приходская школа, духовное училище, духовная семинария, работа, служба.

В 1912 го­ду, по окончании семинарии, Сер­гия Алек­сан­дро­вича отправили учительствовать в церковно-приходские школы. В том же году его рукоположили во священника и назначили настоятелем храма в честь Михаила Архангела села Колянур, той же Вятской губернии.

Чуть позже, его перевели в другой храм, в честь Иоанна Предтечи се­ла Ор­шан­ка, где он и служил до своей мученической смерти.

Человеком он был очень активным. Преподавал Закон Божий, служил миссионером, занимался благотворительностью. Именно поэтому, в клировых ведомостях о священнике Сергии написали, что он “поведения очень хорошего”. Это была серьезная похвала для того времени.

Когда пришла советская власть его, как и всех священников, лишили гражданства, пытались выжить из храма, угрожали арестом и расправой. Иоанно-Предтеченский храм несколько раз пытались закрыть, облагали огромными налогами, но, отец Сергий и его прихожане не давали этого сделать.

Несмотря на крайне тяжелое положение Церкви, церковная жизнь продолжалась и в 1933 го­ду, в разгар гонений от безбожников, священника Сергия возвели в сан протоиерея.

Однако, несмотря на все попытки сохранить церковь, сделать это не удалось. В  1936 го­ду храм в Ор­шан­ке превратили в зер­но­склад.

В свою очередь, ба­тюш­ка с этим не смирился, а, сначала, служил в своем доме, а потом инициировал сбор подписей за открытие храма. В то время это могло означать только одно – подписать себе смертный приговор.

Об отце Сергии люди помнили долго. Уже в наше время в том селе, в котором он жил, рассказывали о нем, как о человеке чрезвычайно скромном, простом, милосредном. Так, он вместе с односельчанами и прихожанами участвовал в сельхозработах, тушил пожары, помогал другим всем, чем мог.

Священник прекрасно понимал, что такая его деятельность не останется незамеченной органами госбезопасноти, перед которыми была поставлена задача физического уничтожения Церкви. Ему неоднократно предлагали скрыться, поменять имя и фамилию, переехать в другое место. Но, отец Сергий каждый раз отказывался оставлять паству.

26 июля 1937 го­да про­то­и­е­рея Сер­гия Стрель­ни­кова все-таки обвинили постоянном ведении контрреволюции и по этому ложному обвинению, арестовали.

Уже 29 июля его допрашивали в Йош­кар-Олин­ской тюрь­ме. Допрашивали “с пристрастием”, то есть били и издевались над ним. Но, несмотря на это, он виновным себя не признал.

8 ав­гу­ста 1937 го­да тройка НКВД по МАССР,  приговорила отца Сергия Стрельникова к расстрелу. В тот же день, в 15 часов, приговор привели в исполнение.

Тело отца Сергия, вместе с другими расстрелянными в тот же день и днем раньше, было брошено в братскую могилу на так на­зы­ва­е­мой Мен­дур­ской до­ро­ге недалеко от Йош­кар-Олы.

Сво­ей жиз­нью, за­вер­шив­шей­ся му­че­ни­че­ской кон­чи­ной, свя­щен­но­му­че­ник Сер­гий Стрель­ни­ков явил при­мер кро­то­сти и тер­пе­ния, вер­но­сти пас­тыр­ско­му дол­гу. Мо­лит­ва­ми его да укре­пит Гос­подь и нас в тер­пе­ли­вом несе­нии жиз­нен­но­го кре­ста и ис­пол­не­нии хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лей.