Захваты храмов канонической православной Церкви представителями Киевского Патриархата стало ужасной тенденцией последних лет. Довольно часто органы власти не реагируют на такие случаи и религиозная община Украинской Православной Церкви оказывается незащищенной.
Для того, чтобы разобраться в том, как в рамках украинского законодательства защитить приход от захвата религиозного сооружения и отстоять свои права, Благотворительный фонд «Фавор» пообщался с председателем Юридического отдела Украинской Православной Церкви протоиереем Александром Баховым.

— Отец Александр, есть общие правила, благодаря которым можно уберечься от захвата храма?

— Я бы разделил конфликт на две составляющие. Первая — это когда причина захвата храма исходит непосредственно от самой религиозной общины. Например, такое случается, когда священнослужитель не очень хорошо себя ведет. В большинстве случаев, случалось, были претензии к священнику. Они заключались в личностных отношениях, возможно, были старые обиды: например он себя как-то неправильно повел или что-то не так сказал, или требует много пожертвований. Это уже, как минимум, становится формальным поводом для возмущения людей. В дальнейшем этим пользуются, подключаются внешние факторы. Это и становится толчком к захвату храма.

Вторая составляющая — внешняя. Начинают действовать лица, которые заинтересованы в захвате церкви. Это, как правило, священники «Киевского патриархата», представители власти или органов местного самоуправления. Далее подключаются военизированные группировки, помогают реализовывать силовой сценарий.

Как правило, заказчиками захвата выступают представители «Киевского патриархата», которые проводят соответствующие беседы, призывают изгнать священника, выражают определенные политические лозунги. Ими проводится пропаганда.

С помощью представителей власти проходят собрания села. Подчеркиваю, не собрание религиозной общины, а непосредственно собрание территориальной общины.

Во всех случаях осуществляется подмена понятий и отождествление религиозной общины с территориальной общиной.

Тогда как в населенном пункте может быть несколько религиозных общин. И есть такие случаи, когда при переходе к другой конфессии голосовали люди иной религиозной принадлежности, например, греко-католики, протестанты, баптисты. Пытаясь выявить религиозную принадлежность лиц, голосовавших на собрании села, выяснялось, что они принадлежат к другой конфессии. И возникает вопрос: а какое вы имели право голосовать за изменение подчиненности другой религиозной общины? Не только юридическое, но и моральное?

Вопросы жизнедеятельности каждой религиозной общины должны решаться ее органами управления. Но дело в том, что «Киевскому патриархату» нужно увеличить количество храмов, и они пытаются это сделать всеми возможными способами: захватами церквей, блокировкой регистрации религиозных общин УПЦ, проталкиванием законопроектов и попытками дискриминировать УПЦ.

Территориальная община, в которую входят все жители села, голосует за то, чтобы православная религиозная община изменила свою подчиненность. Это является нарушением закона. Но, к сожалению, на это никто не обращает внимания, и это поддерживает власть.

Затем применяют силовой сценарий, который осуществляют соответствующие лица в камуфлированной форме, срезают замки и залезают в храм. В принципе, это общая модель того, как все происходит.


село Катериновка

Как можно это предотвратить? Скажу так, что от этого застраховаться невозможно, но есть определенные первоочередные советы. Они заключаются в том, чтобы у религиозной общины, то есть прихода, были в порядке все учредительные документы.

Обычно, случается такая ошибка: когда назначают священника на должность настоятеля храма, он не идет к государственному регистратору и не сообщает об изменении руководителя в Едином государственном реестре юридических лиц, физических лиц-предпринимателей и общественных формирований.

Таким образом, по документам считается, что настоятелем остался священнослужитель, который руководил религиозной общиной до него. Или, возможно, даже священник, который служил там еще 5 лет назад.
И когда возникают вопросы относительно представительства религиозной общины в судьи или других органах государственной власти, настоятель подписывает письма, а ему говорят: «Вы знаете, что Вы не являетесь руководителем?». Священнослужитель говорит, что у него есть Указ, однако судьи и другие представители органов государственной власти, имеющих доступ в Единый государственный реестр, указывают на то, что настоятель не является руководителем, ведь об этом нет сведений в ЕГР. Это первоочередная проблема, с которой сталкивается настоятель прихода, у которого есть проблемы с учредительными документами.

Все документы, предусмотренные законодательством для деятельности юридических лиц (устав, выписка и т.д.), должны обязательно быть в актуальном состоянии.

Еще один важный момент — это документы на право собственности или пользования храмом или помещением.

Немаловажно, чтобы священник и религиозная община приложили максимум усилий, чтобы получить документы на право собственности. Религиозная община как юридическое лицо может иметь в собственности или пользоваться недвижимым имуществом.

Если нет возможности оформить право собственности, а религиозная община арендует помещение или пользуется памятником архитектуры, то необходимо, чтобы были выработаны все необходимые документы. Нужно заключить все необходимые договоры, вовремя платить арендную плату, коммунальные услуги и так далее.

Важным фактором также является наличие документов на землю.

Чтобы получить земельный участок в аренду или пользование, нужно пройти соответствующие процедуры. Настоятелю религиозной общины необходимо обратиться в органы местного самоуправления о предоставлении земельного участка.

Обычно, сначала дают разрешение на разработку проектной документации на отвод земельного участка. Часто на этом этапе все и останавливается. Однако нужно делать следующий шаг — разработать проект и все необходимые документы и подать их еще раз в сельской / районной или областной совет. А тогда просить, чтобы уже передали земельный участок.

— Какие первые шаги должна сделать религиозная община и священнослужитель, чтобы не допустить захвата храма?

— Когда рассказываю многим священникам о необходимости иметь документы в актуальном состоянии, они мне указывают на то, что в других селах все документы были в порядке, а храм все равно захватили или хотели захватить. Конечно, от наглого рейдерского захвата это может и не спасти. Однако, это дает возможность отстоять правду в суде.

Даже во время захвата храма правоохранители приезжают и спрашивают: «Чей храм? Кто здесь хозяин?». Священник может показать документы; мы религиозная община, вот свидетельство о регистрации, вот документы на храм, вот документы на землю. Тогда он может писать заявление о том, что происходит захват церкви. Когда нет документов, очень сложно доказывать, что это наш храм. По сути, при таких обстоятельствах православная община ставится в равные условия с теми, кто захватывает религиозное сооружение.

К документам на храм нужно относиться так же, как люди относятся к своему паспорту. С ними значительно легче защищать свои права в суде.


село Бадовка

Благотворительный фонд «Фавор»