МИД Венгрии: мы не рассматриваем Россию как угрозу

Питер Сийярто не хочет отказываться от диалога с РФ

МИД Венгрии: мы не рассматриваем Россию как угрозу

Глава МИД Венгрии Питер Сийярто дал развернутое интервью польскому Salon24, в котором рассказал о цене дружбы, газа и голландской любви. «Главновости» публикуют  часть материала, посвященную отношениям с Киевом, Москвой и Варшавой.

Мы не воспринимаем Россию как угрозу для Венгрии. Мы знаем, что в Польше, Россия рассматривается как угроза. Мы уважаем и принимаем это, но мы хотим, чтобы наш подход также уважали, — сказал глава венгерского МИД Питер Сийярто в интервью польскому изданию Salon24.

Россия по-прежнему играет крайне важную роль в Центральной Европе, независимо от того, нравится ли нам это или нет. Это факт. 85 процентов нашего газа импортируется из России. Эти факторы делают невозможным отказ от диалога с Россией. Если НАТО говорит «диалог и устрашение» это очень серьезно. Мы говорим не только о сдерживании, но и о диалоге, — отметил глава венгерского МИДа.

Он подчеркнул, что он понимает, что в Польше, Россия рассматривается как угроза. — Я не поляк, я не живу здесь, у меня нет польского образа мышления. Я венгер, и у меня венгерская история. Мы не воспринимаем Россию как угрозу для Венгрии. Именно так, — сказал Сийярто. Глава МИД считает, что это не умаляет и не оценивает польскую точку зрения. — Я уважаю эту позицию. Балтийские государства также воспринимают Россию как угрозу. Что я делаю? Я уважаю их позицию. Мы послали 150 солдат в рамках работы Вышеградской группы в рамках ротации и приняли  участие в миссии по защите воздушного пространства над странами Балтии. Мы солидарны, мы принимаем их подход и принимаем польский подход. Но мы хотели бы отметить и венгерскую позицию. Венгерско-русские отношения не имеют ничего общего с польско-венгерских отношениями, — сказал министр Венгрии.

Этот вопрос является вопросом для польских принципов, к примеру в Украина. Сийярто говорит, что есть страны «которые поддерживают Украину на словах, и те, кто поддерживают ее на деле». При этом он добавляет, что Венгрия не слишком громко говорит, но делает многое.

«Мы были первыми, кто подписал с Украиной соглашения об реверсе газа, рискуя конфликтом со страной, которая  обеспечивает нам его 85 процентов.  Мы были страной, поддерживающей Украину в трудном пути отмены визового режима, и выступали против страны Западной Европы.  Мы поддержали соглашение о свободной торговле между Украиной и Европейским Союзом, который блокировал Нидерланды.  Мы потратили пять миллиардов форинтов для поддержки западных институтов в Украине. Теперь мы открываем линию льготного кредита в размере 50 миллионов долларов для Украины и мы платим открываем фонд с бюджетом в семь миллиардов форинтов для малого бизнеса в транскарпатском регионе. Мы помогаем в Украину через конкретные действия. Есть страны, которые говорят много, но когда вам нужно работать именно — ничего не делают», — акцентировал внимание глава венгерского Министерства иностранных дел.

На вопрос, какие страны он имел в виду, министр предложил спросить «наших друзей в Западной Европе, почему они не хотели отменить визовый режим для Украины?», — Спросите голландцев, почему заблокировано соглашение о свободной торговле? Этого никто не спрашивает, и все обвиняют Венгрию. Почему? Потому что мы небольшая страна и на нас легко нападать, — добавил министр.

На вопрос о оценке действий Путина Сийярто отметил, что это не его задача, описывать Путина как политика. Это — сказал он, — задача российских избирателей. — До тех пор, как российские избиратели выбирают его, до тех пор, пока он президент России, мы должны работать с ним. Не важно, что мы думаем об этом, — сказал глава МИД Венгрии.

Венгерско-российские отношения он назвали прагматичным. И подчеркнул, что Венгрия строит двусторонние отношения со всеми, независимо от того, является ли это Россия, США, Франция или Германия.

«Мы хотим построить отношения со всеми на основе взаимного уважения. У нас есть уважение к истории наших партнеров, их культуры, их людям, но мы также ожидаем, что другие имеют такое же уважение к нам. Мы не хотим, что бы кто то пытался вмешиваться в наши внутренние дела, в нашу политику. Это — основа для построения хороших отношений», — заверил Сийярто. Как уже говорилось — сотрудничество с Россией «имеет совершенно другое измерение», — считает он. Когда Путин посетил Будапешт с ним не говорили о санкциях. Мы — не игроки одной весовой категории. Если Путин хочет говорить о санкциях Европейского союза, ему нужно вести переговоры с президентом Франции или канцлера Германии, а не с премьер-министром Венгрии. К сожалению, это факт, что он игрок- тяжеловес, и мы играем в полулегкой категории, — добавил он.

На вопрос, какова текущая позиция Венгрии по санкциям против России, Сийярто отметил, что Венгрия всегда говорила — нельзя нарушать европейское единство. — До тех пор, пока ЕС хочет сохранить санкции, мы не будем накладывать вето, не будет действовать против воли и санкции могут быть продлены, — сказал он.

В то же время дипломат подчеркнул, что Венгрия хотела бы видеть рациональную дискуссию о санкциях. По его словам, санкции не имеют экономического смысла и уже никто не ждет что они достигнут политического, потому что ничего нового для реализации Минских договоренностей не несут. В такой ситуации Сийярто видит два варианта: либо санкции будут работать — хотя, как уже отмечалось, он в это не верит — либо «мы можем просто терпеть».  Мы понимаем, что сегодня не лучшее время для снятия санкций против Москвы, мы понимаем, что общая атмосфера такова, что санкции будут продолжены. Мы четко артикулируем, что не будем выступать против ЕС по этому вопросу, независимо от наших рациональных аргументов — добавил венгерский министр. При этом он отметил, что Венгрия помимо газовой сферы, включая транзит,  намерена  сотрудничать с Россией в области пищевой промышленности.

«Пять крупных инвестиций в венгерской промышленности направлены  в Россию. Мы увеличиваем наш экспорт в РФ, чтобы уменьшить драматические последствия санкций, введенных в отношении России для нашей экономики. Важным является вопрос управления водными ресурсами, где мы тоже действуем сообща. Русские также хотят участвовать в реконструкции одной из наших линий железных дорог»,- признал венгерский глава внешнеполитического ведомства.

Отвечая на вопрос о сотрудничестве в сфере оборонной промышленности, он отметил, что Венгрия имеет значительную часть оружия, оставшуюся еще с советских времен, поэтому «естественно, что реконструкция или ремонт данного оборудования будут делать российские компании».