После того, как госсекретарь США Джеймс Бейкер сказал Слободану Милошевичу, что США «не согласятся с отделением Словении, так же , как это было бы в ситуации с отделением Техаса», Милошевич направил танки в Любляну. Однако, Вашингтон осудил «агрессию» Слободана Милошевича, до конца своих дней в тюрьме, последний президент Югославии был уверен , что Бейкер обманул его.

Что должен был чувствовать Владимир Путин, узнав что в ответ на использование его протеже Башаром аль-Асадом зарина против жителей мятежного города Хан-Шейхун, американцы разбомбили сирийскую авиабазу в Шардже? Тем более, что всего за неделю  до этих событий госсекретарь Соединенных Штатов Рекс Тиллерсон сказал , что будущее Асада «должен решать сирийский народ». Речь о том самом сирийском народе, который три года назад уже избрал своего президента – причем, во время войны и большинством голосов. Асад набрал тогда 88,7 процента. Слова Тиллерсона означали, что американцы наконец -то , как это было объявлено президентом Трампом, решили оставить Асада у руля Сирии. Или как? А может и пусть правит, и мы будет атаковать? В конце концов, война продолжается, пишет польская Газета Выборча.

СДЕРЖАННАЯ ЯРОСТЬ

Американская атака стала для Путина доказательством двуличности. Таким образом, напрашивался категоричный ответ. Министерство обороны России объявило о закрытии горячей линии между местным военным руководством российских и американских войск, которым до сих пор удалось избегать инцидентов, а также направление часть российских кораблей укрепить оборону.

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков назвал нападение США «актом агрессии под мнимым предлогом», который «наносит существенный урон российско-американским отношениям, и без того находящимся в плачевном состоянии» . Премьер-министр Дмитрий Медведев отметил, что отношения были «полностью разрушены», и США находились «на грани военной конфронтации с Россией».

Сам Путин, однако, промолчал. Только в телефонном разговоре с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху он резко осудил Израиль за поддержку американского налета и оправдания этих действий. Россия официально утверждает, что обычная сирийская бомба упала на состав  с химическими веществами…

Реакция России, если посмотреть на нее внимательно, однако, является умеренной. То, что Россия остановила договор с США об избежании инцидентов в Сирии, вредит и русским – эта телефонная линия с американцами оберегала их от неожиданного нападения, и они, в свою очередь, могут предупредить сирийцев, что свело к минимуму потери во время последней атаки. Один русский корабль мало что изменит. VI Американский флот в Средиземном море не будет ничего делать. Защиту не нужно укреплять: в конце концов, уже в Сирии есть российские противовоздушные комплексы С-300 и С-400.

В тоге надежды, пусть и скромные, на некоторое потепление на отношениях России с Вашингтоном, отправились прямиком в ад. 11 апреля Тиллерсон прилетит в Москву. Может быть, он должен принести новое компромиссное решение? Но одна бомба с зарином может все перечеркнуть.

Но Москва не хочет идти на полную конфронтации и понимает, что американская атака была не только яркой, но также и ограниченной. Ни одна ракета не попала на взлетно – посадочные полосы, которые сделали бы невозможным дальнейшее использование базы.

Американцы также позаботились, чтобы не нанести удар по расположенному в Шардже складу химикатов, который в результате взрыва мог бы распространиться и убить, например, российских солдат находящихся в той области. Кстати , также они показали , что они знают , где зарин хранится, а где нет.

СИГНАЛ ДЛЯ КИТАЯ

Для Трампа, и он об этом часто это вспоминает в речах, всегда главным врагом был ИГИЛ. Подготовка к наступлению на столицу самопровозглашенной халифата Ар – Ракка ведется, и это бережет шансы на сохранение некоторое сотрудничества в сфере безопасности с Москвой. Козырь не хочет , чтобы открыть новый фронт.

Однако, главный аспект ситуации не в этом. Если бы Трамп отсрочил атаку на 2 дня он бы ничего не потерял. Но он начал ее во время визита китайского лидера Си Цзиньпина.

При этом Тиллерсон сказал на прошлой неделе о возможности военных действий против Северной Кореи.

Но ее ядерная программа и режим Кима существует только благодаря поддержке Китая. Во время встречи с Си Трамп заявил, что он намерен укрепить военные силы рядом с Корей. Вскоре министр иностранных дел Северной Кореи сказал, что полуостров «на грани войны». Пхеньян часто использует такую риторику, но на этот раз это выглядит серьезно.

Китай знает, что это сообщение для него. И каждое его слово будет оцениваться, «на вес золота».